Скоро выборы. Регулярные появления «богочеловеков», на плечи которых избиратель охотно переваливает ответственность за собственное счастье и благополучие, стали верной приметой национальных избирательных кампаний. Уместно вспомнить экс-банкира Репше, собравшего под эту сурдинку с «честных латышских старушек» полтора миллиона долларов, и бескопромиссного ортопеда, расчленителя латвийских олигархов, экс-президента Затлерса, в итоге, видимо, нечаянно оказавшегося в одной коалиции с предметом своей яростной борьбы — Айваром Лембергсом. Ну, кто старое помянет… А вот у мадам Судрабы точно ничего не выйдет. Отчего же?

Дело в том, что спрос на перемены в латвийском обществе сегодня отсутствует. Не существует и социальной группы способной «зажечь и продать» идеи перемен «стагнирующему большинству». Самой сплоченной, монолитной и очень многочисленной группе общества — чиновникам, а также примкнувшим к ним сотрудникам «естественных монополий», разнообразных государственных и муниципальных предприятий — таких, как Latvijas gāze, Latvenergo, порты, железная дорога, прочие «силтумсы» и «сатиксмес» никаких перемен и «даром не нать, и за деньги не нать». От добра, как говорится, добра не ищут. Они что, самоубийцы, по-вашему?):

Пенсионеры — публика по определению консервативная, сдержанная, привыкшая годами голосовать за «воров старых, проверенных». Как бы чего не вышло — фундаментальная позиция этой кампании. Далее по списку — крестьянство, оно же фермерство, сызмальства привыкшее жить интересами местечка. Их, в первую очередь, интересует размер субсидий, обещания различных компенсаций, стоимость солярки и закупочные цены. То, что происходит в этой сфере сегодня, при рачительном Дуклавсе, большинство устраивает. Оно по обыкновению ворчит, но ворчать на хуторе — это закон природы.

Учителя. Только кажется, что их много. Уж очень разношерстный народец. Отнимем категорию — «русские учителя». Большей частью запуганные, замордованные проверками на знание госязыка, кое-как отбившиеся в 2004-м и собравшиеся на этих позициях «окончить жисть». Наивно, разумеется. А что поделать? К наступлению эта категория не готова и деморализована. Даже объявление о переводе с 2015 года всего школьного образования на латышский язык они встретили с обреченным спокойствием. Хотя, казалось бы…. К «олатышиванию готовы»! Черносотенные идеи Друвиете-Шадурскиса победили