Вадим Авва

Ризга и другие места… Продолжение. Глава V.

Дверь автобуса распахнулась. Водитель подозрительно посмотрел на него. Или так показалось?.. Идиот! Это в Ризге он может изображать хуторянина. А здесь? Водитель – местный, автобус – местный, он же наверняка всех здесь знает наперечёт. Чай, Галия не Китай: любой дурак дураку за версту и виден, и известен.

Ничего лучшего, чем, заикаясь, начать кривить лицо, Антон не придумал. Он срисовал приём давно, в детстве, у одноклассницы мамы. Та пережила блокаду, и во время разговора жуткая гримаса периодически искажала ее очень приятное, доброжелательное лицо. Пару раз этот нехитрый фокус уже выручал его.

Игра строилась на двух вещах. Во-первых, он не был женщиной, то есть не обладал природным очарованием, во-вторых, по старой холостяцкой привычке брился исключительно перед выходом в свет, а это случалось редко. Вот и сейчас седая, с рыжинкой, борода делала его похожим на троглодита. То, что надо, другими словами.

Когда, играя контуженого заику, Антон открыл рот, стал неловко размахивать руками и дышать чесноком в лицо (кто там разберётся – чеснок это или вчерашний перегар), он и сам поверил себе. Притворяться оказалось легче, чем представлялось. Водитель счёл лучшим не исследовать незнакомца – быстро взяв деньги, протянул билет.

На калек и контуженых люди боятся смотреть – то ли стесняются собственного совершенства и благополучия, то ли опасаются, что увечья, подобно вирусам гриппа, передаются воздушно-капельным путём и через взгляды.

Задуманный в последнюю секунду номер прокатил. Это была удача. Второй фарт – полупустой салон. Теперь можно сесть. Удобно. В середине. Одному. Вытянуть ноги. Прислониться затылком к стеклу и закрыть глаза. До Ризги – час, и Антону было над чем поразмышлять…

следующаяпредыдущая

Добавить комментарий

comments