Вадим Авва

Потерян. Глава XI

«Не говори гоп, пока не открыл сундук, ведь там лежит медведь вместо утки, старик, ты пойми, здесь убьют не со зла, а ради забавы и шутки»

Сказки Кощея.

В машине, возле машины, возле-возле машины, а затем – в радиусе двадцати, пятидесяти, ста и далее метров не было ни души. Антон еле сдерживался, чтобы не заорать, в исступлении, во всё горло: Максим!!! В десятый раз открыл и закрыл багажник и со стороны выглядел сумасшедшим, описывающим одни и те же круги. Безумным дервишем. Сына не было! НИГДЕ!!! Следов борьбы, вандализма – тоже. Организм накручивал сам себя, падая в пропасть паники и отчаяния, и с каждым разом глубже. Ещё чуть-чуть – и назад никто не вернётся.

Антон знал, хорошо знал это свое пограничное состояние сумасшествия, которое ещё никогда не переходил. Боялся. Нужно останавливаться… Нужно заставить себя затормозить. Как? Он начал отжиматься. На пятидесятом упражнении голова прояснилась. Физическая усталость переключила ум.

Итак, пойдём логическим путём. Пойдём вместе. Клубок умозаключений потихоньку начал раскручивать вставленный в черепную коробку компьютер. Если отбросить плохие варианты, из «хороших» останется один – некая добрая душа увидела в лесу мальчика и решила ему помочь.

Так почему же эта добрая сука не оставила записки?! Спокойствие, только спокойствие… Этому тоже есть объяснение. Если они столкнулись с Максимом вдалеке от машины (а я же, блядь, говорил – далеко не отходить!!!)… Так вот, если вдалеке – никто не виноват. Один до сих пор не знает о существовании автомобиля, другому – не писать же на листьях и стволах деревьев.

Если это местный житель – возможно, рядом хутор. Хуже, если неизвестный приехал сюда за три, пять, десять километров. Тогда, чтобы отработать версию, уйдёт пара дней. Их, конечно, в запасе нет, но пойдём от простого к сложному. Начнём с версии «хутор». С западной стороны небольшая дюна уже через двадцать метров скрывает дорогу и машину. Север, восток и юг просматриваются неплохо. Поэтому мы пойдём на запад. Как и планировали.

Через пять минут поисков на другом склоне дюны Антон заметил сначала примятый брусничник, а потом – браслет Максима. Горячо. Но как только стало горячо, к сердцу подкатила следующая волна удушья – чёрт, на каком же языке они разговаривают? Что Максим не догадается строить из себя немого – нет сомнений. Глупо требовать и ожидать от десятилетнего мальчика такой догадки. Тогда вопрос – куда его ведёт этот добрый бес или тёмный ангел? Сдать властям по тринадцать сребреников за штуку, включая грамоту «Проявленная национальная бдительность второй степени при сборе ягод»? Кто он, зачем забрал мальчика?

Разумеется, вопросы глупы. Как глупа и созданная им самим ситуация. Если поставить себя на место неизвестного, то разве он оставил бы обнаруженного в лесу мальчика там, где нашёл? Вряд ли. Да он и машину бы – в пять минут заметил. Значит, и неизвестный заметил. Единственный пардон-извинение – в том, что саму ситуацию Антон всё-таки не создавал. Он лишь катился с горы, насыпанной мерзким решением Еврокомиссии и реализацией этого решения местным паноптикумом, а также гениальным открытием Юрки.

На свой счёт как следопыта Антон иллюзий не питал. И если преследуемые ходоки… Почему, кстати, он раньше не подумал, что незнакомцев-самаритян может быть и несколько? Так вот, если они поменяют направление, вряд ли он способен заметить это. Остается тысячная доля вероятности, что Максим где-то рядом, что идти следует недалеко и строго на запад. Через километр, чуть левее, в лесу возник просвет, поляна, на которой прятался старый хутор. Один ноль – подумал Антон. Первая часть Мерлезонского балета из финишт. Что нам покажут во второй?

следующаяпредыдущая

Добавить комментарий

comments