Вадим Авва

Поход 3. Глава XIX

«Время меняет только отношение к прошлому, но довольно и этого»

Наблюдения синоптиков.

Ещё на хуторе Антон приметил на карте тонкую линию, а сейчас в деталях рассмотрел. Она шла, разрезая топь знаменитого Екермского болота, вдоль шоссе на Венденбаум и дальше, на желанный Запад. Шла невидимая. Еле отмеченная карандашом. В одном месте тонкий пунктир пересекал туристическую панорамную тропу. Сейчас не лучшее время для туристических прогулок, правда? Тропа должна пустовать. Но кто знает? А главное – можно и по силам ли пройти топь по этому маршруту, до туристической дорожки? Делать нечего. Рюкзак на плечи, пошли. Догоняй, Максимка.

Уходя, Антон перекрестил верный Popel:

— Оставайся, дорогой товарищ, до лучших времён и храни нашу тайну. А если это невозможно, достанься хорошему человеку и служи ему верно.

Они не заметили дронов, подлетевших со всех сторон. Как и туман, который наглухо накрыл лес плотным одеялом, завесив солнце. И почти сразу за этим – хлопок выстрела заглушил мирную лесную жизнь. Антон лишь ускорил шаг, понимая, что бежать в сторону выстрела, на помощь неизвестно кому – смерть…

Беседа, конечно, сокращает дорогу. А что может быть интереснее разговора с собой? Некоторые, и Антон знал многих, бегут от себя. Накладывают в жизнь большими ложками суеты и шума, надеясь спастись от неприятных вопросов. Дурачки. Оттягивают момент за горизонт. Подводят к черте, за которой стемнело – и всё. Антон любил говорить с собой. Или размышлять. Это, конечно, тоже не гарантия спасения, но… В наши голодные годы и на безрыбье – с пивом потянет.

Твиты, Фейсбук, сообщения информагентств.

  • Агентство Синьхуа сообщило об отзыве послов Китайской Республики из США, Великобритании, стран Евросоюза и Содружества в Пекин для консультаций. А также о закрытии посольства в Австралии и разрыве дипломатических отношений с этой страной. Посол Австралии в Пекине депортирован из Поднебесной за шпионаж и совращение малолетних. Перед депортацией посол был химическим способом стерилизован.

  • Депутаты партии «Отечество и Справедливость» Погалийского Сейма внесли поправку о запрете кириллицы в книгопечатании, а также о переходе на арабскую вязь. «Новая письменность — заявил лидер партии Томаш Паперчиков, — поможет Европе обрести новую идентичность и полностью порвать культурные связи с диким византийским Востоком.»

  • Лиене У снова стала встречаться с Сандрой, сообщил Виндендорфский журнал «Богатые и красивые»

  • Министерство культуры ГР в целом закончило изъятие художественных и специальных произведений на русском языке из государственных хранилищ, библиотек, а также, при помощи добровольных подразделений – стражей родной земли, из квартир и домовладений интернированных жителей Галии.

Культурный министр Янис Крейч отметил высочайшую сознательность нации в этот нелёгкий момент и всю мощь её мобилизационного потенциала. Галыши, по собственной инициативе, несли книги на русском к зданию посольства США в Ризге. Жители посёлка Риваны отправили собранное специальной автоколонной. Накопленная масса в течение 10 дней будет утилизирована. Полученная от переработки на фабрики в Погалии бумага пойдёт на нужды Министерства обороны страны.

  • Патриотическая группа «Реальные жители Локсбери» либеральной партии Англии поддержала инициативу погалийских коллег и тоже предложила ввести на территории Соединённого королевства арабскую вязь. Соответствующая петиция уже направлена председателю Палаты общин сэру Оливеру Промвелю-младшему-лайт.

Максим шёл бодро, и это радовало. «Вырос мелкий, не упакуешь обратно», – размышлял Антон, сверяясь с картой. Дивный туман, накрывший округу и не таявший под лучами ещё мощного солнца, преобразил природу до волшебства.

В конечном счете, всё есть борьба за бабло и ресурсы. Этот цинизм и делает мир отвратительным. Антон помнил, как в начале эры «честного» капитализма пробовал заняться бизнесом. И даже успешно. Но из страны, не найдя себя, бежали люди. Лужа становилась более мелкой. Потом, когда в соседней Европе решили прикрутить краник, и поток кредитных денег в одночасье иссяк, как и положено, случился кризис.

Тут и выяснилось, что рассказы про честную конкуренцию, про то, что нужно быть лучшим, и тогда всё окей – туфта, не хуже сказок про принцев на коне для девушек. Вовсе не нужно быть лучшим. Чтобы получать заказы – нужно быть знакомым.

На деле, самая устойчивая, неиссякаемая бизнес-модель – распил бюджетов. Смерть и налоги – вот что по-настоящему неотвратимо и пребудет всегда. Её Величество Казна, которую можно делить. Когда – по-братски, когда – по-честному, но всегда в свою пользу.

Из маленьких бюджетных ручейков разных стран, сливающихся в общий неисчерпаемый поток, ненасытно пьёт мировая бюрократия. Она решает только одну задачу (разумеется, вместе с заботой о счастье всего человечества), занята в одном сражении – великой битве за тёплое, сытое и Главное (несменяемое, вечное) место – своё место под солнцем.

Какая-то пара десятков лет – и разнообразное и разноуровневое, от парламентов до муниципалитетов, депутатство превратилось в наследственное право, не хуже, чем в образцовых монархиях европейского Средневековья. Вуаля. Здравствуйте, сословия и феодализм постмодернизма! Если ты родился ткачом, радуйся! Умрёшь тоже ткачом. И дети твои. И внуки. Да здравствует возведённая в абсолют смерть ткачей! Борьба за прогресс и счастье окончена. Ведь счастью не нужна бюрократия. А значит, и бюрократии — счастье. Грустно, девушки, дует, и дверь необходимо закрыть…

Бюрократам не страшны потери и поражения. Фиаско никогда не происходят за их счёт. Они круче Феникса и куда реальнее. Вечно возрождаемые. Всегда растущие.

По улице идёт человек. У него две руки и ноги, одна голова, а в груди – сердце. Но это неважно. Детали. Он – кошелёк. Только деньги. Те самые деньги, которые требуется изъять. Желательно добровольно.

Смерть и налоги… Неважно – много людей или мало. Станет меньше – будем сильнее выжимать оставшихся. Они размножаются, как скот, не уследить. Нарожают ещё. Нужно жать. Они готовы к тому, чтобы их выжали.

Отнеситесь с безразличием к легендам и химерам, вам рассказываемым. Всё равно, за что они «покупают» вас. За иллюзию заботы в старости, за мечту о здоровье. За мир без войн. Неважно. «Они готовы, чтобы их жали. Мы готовы их жать», – написано тайной вязью на лбу каждого из чинуш. А жать, как известно, лучше в мутной воде. Что может быть для мути лучше войны? Она — подлинный простор произволу. На хрен выборы – эту дешёвую ширму для недоумков. Когда впереди и сзади враг мы погоним всерьёз. Нас не остановить. Мы выжмем вас досуха. До последней капли чёртовой, лоховской крови.

Разве может простой человек кому-то объявить войну? Нет. Он способен набить морду или воткнуть нож. Максимум. Но вот так, чтобы с триллионами сгоревшего, пропавшего неучтённого, осевшего в чьих надо карманах… Дурачки, которые не понимают, должны платить. Мир не создан для дурачков. Им здесь не место.

Не только Антон думал о бюрократии в этот момент. О ней краешком сознания размышлял ворон Юра и подсевший на иглу общего сознания Консультант… Но Юру, конечно, больше интересовал Гульбакар, а потом тот, кто больше его, он возник ещё неопределённо на конце формулы. Хотя… Кто же такой Гульбакар?

следующаяпредыдущая

Добавить комментарий

comments