Вадим Авва

Консультант в ярости. Глава XIII

«Холоп не умом робеет, а поротой задницей»

Народная мудрость.

 И как раз в этот момент он раздумывал над комбинацией, способной отправить туда самого министра или кабинет в целом. Скандал был ему на руку. Плохо, что Консультанта он видел впервые и судить о том, насколько положение министра серьёзно, мог только по косвенным признакам. Например, по уровню звука. В этом смысле, Консультант превосходил американского посла раза в два.

Серж выскочил из кабинета туземного чиновника в бешенстве. Беспомощный подхалим и трус. Серж терпеть не мог политеса, местных князьков и дурацкие реверансы в их сторону. Три месяца назад он чётко указал в шифрованном письме на имя придурка министра, что за домом на Маскавас должно быть установлено круглосуточное наблюдение: силами двух экипажей, а со стороны улицы и двора – двумя камерами. Письмо было подписано литерой ZS 19 и, согласно пункту 347 соглашения между корпорацией и правительством страны, имело статус безусловного приказа.

Теперь выясняется, что оба экипажа в ночь, когда исчез русский учёный, следили за порядком интернирования в соседнем доме. Одну из камер неделю назад скрутили то ли местные алкоголики, то ли цыгане, что в смысле результата совершенно неважно. А архивы видеонаблюдения оставшейся камеры хранились не бессрочно, как указывалось в пункте 347, а всего три дня.

Потому что,видите ли, место на сервере министерства закончилось, а конкурс на закупку нового объявлен не был, ибо Кабинет министров, в связи с болезнью премьера (надо полагать, медвежьей), не смог рассмотреть этот вопрос на своём заседании!!! Чёртовы индейцы! Бляди и бюрократы!!! С такими союзниками мы обречены, и успех – не то слово, на что. Горизонт мышления – на уровне гусеницы, а то и ниже!

Сержа ситуация до предела выбесила ещё и потому, что он видел в ней и свой прокол. Ещё полгода обратно, когда этот сумасшедший вышел на первые эксперименты с трансформацией, его нужно было срочно запихивать в самолёт и везти в пригород Женевы, поближе к горам, чтобы там он мог играть в свои цацки исключительно под наблюдением старших и опытных товарищей. Как профессионал Серж это знал. Но помешали ему две вещи.

Новый транш от головного Zeiss, четыре пятых которого он, благодаря придуманной схеме, элегантно клал к себе в карман как прибавку за ум. Деньги Сержу требовались крайне. Он задумал маленький каприз в виде легкомоторной последней Cessna на солнечных, пардон энд эскюзе муа, световых батареях. Модель обещала стать сенсацией.

В описании говорилось, что Cessnа AFX 400 бесшумна, невидима для радаров и, сука, очень дорога. Что она, сука в квадрате и кубе, может садиться и взлетать с чего угодно. Даже с картофельного поля. Идеальный транспорт для путешествий с семьёй, одному, с любовницей, для перевозки заложников, крупных сумм наличности и далее. Поле для фантазии у Консультанта открывалось обширнейшее, и перспективы захватывали… А вторая – собственно, лень. Впрочем, мы отвлеклись.

Этот просчёт, сука, он вряд ли сможет объяснить вице-президенту корпорации по безопасности Телю Оппенгеймеру. Сойти с дистанции сейчас, когда цель осязаема и близка – обидно.

Итак, его шанс – данные единственной камеры наблюдения. Как и шанс министра не оставить семью без кормильца. Нет-нет, даже, если нужная запись обнаружится, то Серж с удовольствием отрежет этому «кормильцу» пару-другую пальчиков или ещё что. Медленно, с наслаждением, растягивая удовольствие. Чтобы в следующий раз чинуша знал: в мире есть много вещей, которые нужно выполнять чётко, не раздумывая, и лучше – лично!

И пока Серж едет в своём джипе в сторону полицейского участка на улице Маскавас, в кабинете министра госсекретарь Цербс, поддакивая и выражая всяческое одобрение, помогал шефу составлять на него кляузу, адресованную тому самому Оппенгеймеру.

Конечно, в бумаге не было ни слова о сути вопроса, но содержались обширные данные наружного наблюдения за Консультантом. И данные эти свидетельствовали о широком круге общения агента корпорации, включая его неформальные контакты с представителями криминального мира, необычайно больших, с точки зрения министра, тратах, включая передачу крупных сумм наличных денег преступному сообществу.

На душе секретаря лужей растекалось миро. Он отводил патрону недели три жизни с таким врагом. Отправив закодированную депешу и по нелепой, разумеется, случайности забыв написать оговорённое прошение об отставке, Янис со спокойной душой пошёл брать больничный. «Пару недель отлежусь, а потом позвонят, позовут проводить сгоревшего на работе в последний путь. Господи, хорошо-то как!» – грела чиновника, не хуже вялого прибалтийского солнца, незамысловатая, но такая понятная и близкая каждому человеческая мысль…

следующаяпредыдущая

Добавить комментарий

comments