Вадим Авва

Истории смерти и немного любви в Венденбауме. Глава XXVI

«На тротуар слетели две вороны. Одна из них пыталась забивать людей, как гвозди, колотя сверху по разноцветным шапочкам не хуже молота; вторая, напротив, пыталась уже забитых выдергивать. Кровавые шмякши разлетались по сторонам, и вороны громко смеялись…»

Пересказы детских снов.

Твиты, Фейсбук, сообщения информагентств.

  • Европарламент в специальной резолюции признал всю информацию, включая художественные произведения, выходящие и вышедшие на русском языке и не совпадающие с позицией ЕС, фейковой.

Отдельным пунктом документа депутаты разрешили считать подлинными тексты произведений Толстого, Чехова, Достоевского, но рекомендовали использовать в работе и цитатах переводные, на английский, немецкий или французский языки, версии.

Список переводов, признанных верными, прилагается. Протест выразили итальянские и польские депутаты. Группа протестовавших оштрафована.

  • Россия отозвала делегацию из Совета безопасности ООН. Миссия РФ тут же была досмотрена агентами ФБР и ПМГ.

  • Парламент Галии в Твиттере предложил функции Совета безопасности ООН передать сенату и конгрессу США. Против высказались некоторые государства центральной Африки и Азии. «В среду вопрос будет поставлен на голосование, и шансы на успех – колоссальные», – утверждает министр иностранных дел ГР Язеп Голубкевич.

  • Отрывок из речи депутата Индры Трувиете в Сейме Галии: «Настоящие родители всего себя, без остатка, растворяют в детях. Это один из столпов, которых держится нация галиев, делающая нас, галышей, особенными. Поэтому мы не можем спокойно смотреть, как уродуется будущее детей в тех семьях, где звучит грубая русская речь и маленьким людям внушаются ложные ценности, как сказано в резолюции Европарламента № 47/30. Ведь дети – будущее континента и нашей страны»

  • Кабинет министров принял постановление № 281/40 об изъятии детей до пяти лет из русских гетто и размещение их в специальные приемники с целью последующей передачи в семьи галышей и других народов, признанных европейскими.

Список ядра европейских наций, а также наций кандидатов в ядро будет дискутироваться позднее, на специальной сессии парламента в декабре.

  • Партия бывшего мэра Кушакова считает постановление Кабинета министров № 281/40 своей политической победой.

«Мы знаем, что речь шла о полном изъятии детей из семей русских граждан и неграждан. Огромными усилиями, находясь в непростых условиях гетто, мы продолжили политическую дискуссию с нашими оппонентами и отстояли пятилетний барьер, который даёт всем надежду на примирение в будущем и сам по себе является тотальным компромиссом в рамках сегодняшнего политического момента.»

  • В интервью таблоиду Sunset депутат Трувиете отметила, что, к её сожалению, изъятие из семей русских граждан и неграждан детей старше пяти лет невозможно, так как базовые ментальные понятия к этому времени ими уже усвоены, и устранить сию болезнетворную бациллу в будущем не представляется возможным.

  • Лиене У уехала из Таллинна в неизвестном направлении. Полиция безопасности Эстонии отказалась комментировать слухи о шпионской деятельности светской дивы в пользу России.

  • Фракция «Патриоты фламандской Бельгии» предложила изучить связь иудейского, армянского и славянского менталитетов и вернуться к вопросу изъятия имущества у враждебных ЕС наций. «А ля гер, ком а ля гер», – заявил лидер фламандцев, после чего осенил себя крестным знамением, сбрил правую половину бороды, грохнулся оземь и растаял в воздухе, оставив после себя лишь запах серы… (зачёркнуто) …марихуаны. Сообщения из законодательной палаты Бельгии продолжают поступать.

  • Король Бельгии сообщил агентству «Ройтерс» о возможном взломе своего Твиттера и системы правительственной связи страны неизвестными известными хакерами славяно-китайского происхождения.

Зане размышляла. Да, этот (по всей видимости, русский) окровавленный парень ей определённо нравился. Умение определять типаж и национальность пришло несколько лет назад, когда она, совсем юной девчонкой, примкнула к киногруппе и, отвечая за подбор массовки, занималась кастингом. Там её и стукнула по голове мысль очевидная: типажи – вещь строгая. Русского нельзя спутать с галышом, а того – с литовцем. Что-то неуловимое выдавало национальность сразу. Ни спутать, ни запутаться.

Второе, что беспокоило Зане – откуда он взялся? Соткался из воздуха, как незнакомец с Патриарших? Вряд ли. Тут автор слукавил. Зане относилась к молодому поколению рождённых после 91-го года, и потому язык Пушкина и прозу Булгакова потерявших. Свобода отринула их с дороги с известной беспечностью и такой же глупостью. Поэтому подумала Зане иначе, но суть её мыслей здесь выражена для читателя точно.

По причине врождённой, автоматической добросовестности Зане опросила и людей в деревне, и ребят на пропускных. Ниточки к беглецам в посёлке не было. Но и к незнакомцу тоже. Даже одежда выдавала парня не местного, скорее всего – из Ризги. Из области альтернативной культуры, что ли. В розыскных сводках такой персонаж тоже не значится. На старшего парочки, за которой гнался агент, не похож.

Кто же, ты, парень? Как зовут тебя? В «скорой» имелся запас крови. Восстановление шло быстро. Лицо розовело на глазах. «Не человек, а мутант имени Василия Петровича Росомахи» – свалилась и тут же разбилась на осколки, как блюдце об асфальт, мысль в голове Зане.

Она, конечно, доложила о нём. И фото выслала нотсапом. Она же – добрая совесть… или добросовестная? О, великий и могучий… Доложила, а зря. Или нет? Но теперь – что?…

Словом, Консультант знал, за кем летел. Дороги сходились в Венденбауме, как в Риме, и до победы оставалось полчаса. Ну, сорок пять минут. Максимум. Юру доставили в местную больницу. Ему нравилась эта девушка, которая сидела рядом и смотрела на него. И он хотел коснуться её руки, как необратимо, внезапно, водопадом, не остановить, началась трансформация. Когда Зане повернулась…

И заметьте: в мыслях (что не редкость у девушек), пока Юра приходил в себя, она уже успела выйти замуж, всласть выплакаться перед свадьбой, сыграть её, поссориться в первый раз, помириться и сбежать к подруге, чтобы, наконец, решить – кто он, её муж? Что за человек – полный козёл, или жить можно? И они допивали третий бокал вина. То есть сидели неплохо, никого не трогали… И вот в этот чудесный момент, когда она повернулась, на кровати вместо Юры сидел ворон, нагло склонив голову набок. Он прошелестел крыльями по лицу. Единственное, что запомнила и вспоминала потом Зане – какое Юрино выражение лица было у того ворона. И даже клюв.

Жёлтые глаза дьявола смотрели на Юру, не мигая. Дьявол улыбался. Спокойно. С достоинством Дьявола. Это был не мелкий бес. С ними мы встречаемся ежедневно, в обычной жизни. Тут был сам Хозяин. Гульбакар возвышался, нависал плотной, беспросветной скалой-пропастью. Странно, что Гульбакар был знаком Юре. Да! Да, чёрт возьми! Он знал это Существо или Сущность, Суть того, что принято называть Злом, Зверем. Гульбакар улыбнулся Юре лицом Консультанта. Неизвестно доподлинно и до сих пор – возможно, у Гульбакара сотни лиц. Или для каждого из нас у Гульбакара своё лицо. Мысли остановились машиной под знаком «Стоп». И не было, не нашлось в мире сил, чтобы сдвинуть их с места. Эту огромную, неизмеримую гравитацию Юра уже познал в прошлый раз.

«Блядь, когда же это кончится?» – мог бы подумать он в обычной ситуации, но… Мысли остановились.

Человек, ты приблизил племя своё к Богу. Зачем? Что теперь будете делать вы, обладая Его знанием? Разрушать миры? Посмотри – кто вы?

Перед глазами Юры плыли картины, в которых он был наблюдателем и участником одновременно. Совершенно обычные. Те, что происходят одновременно в разных уголках планеты, те, что попадают в хроники новостей, и те, что остаются зияющей раной, безвестные, только в сердцах участников.

Школьницы чморят одноклассницу. Бьют, щиплют, зная, что больно, не вырваться. А где-то дома её… нет, не ждёт – пьёт её мать, а потом ложится в койку, чтобы трахаться с грязным и вонючим сожителем. Тем, что приставал к этой девочке пару часов назад.

Вот респектабельный четырёхзвёздный генерал кладёт в кейс плотный пакет с деньгами. Завтра военный сбросит на нищую деревню, полную глинобитных мазанок, умную и дорогую ракету, стоимость которой в несколько раз превышает стоимость всего имущества, не считая людей, но ведь люди – не имущество, давно, со дня отмены рабства в южных штатах. Так вот – генерал сбросит дорогую ракету на это местечко, и тогда клан одного шейха возьмёт верх над другим. Не навсегда – на время, которое понадобится, чтобы его соперник собрал и передал генералу такой же свёрток. И тогда умрёт ещё одна деревня. Но, Господи, сколько этих деревень, и зачем их считать?

Модель отсасывает у богатого старика, у которого вместе с последней порцией спермы вылетает жизнь. Наркоман зарезал прохожего. И далее, далее, далее…

Вас никогда не душили? Извините за интерес. Никогда, точно? Плотный шарф туго обтягивает горло. Сжимает шею. Ещё туже. Думали, что успеете просунуть руки? Ан, нет! Упс. Ещё туже. Боль застилает сердце, глаза, мир. И когда ты уже умер от боли, перешёл черту, она припускает, добавляет мощности – и новый барьер взят. И ещё шаг. Шаг навстречу тьме.

А потом – когда свет потух совсем, только его эхо расходится, как круги на месте, где прежде горели глаза – в Юру стали проникать цифры. Сперва цифры капали. После потекли тонким ручейком, пока не стали словами. И его прорвало, как жар земли взбесившимся гейзером прорывает толстую, застывшую корку грязи, минуту обратно казалось, намертво запечатавшую рану земли. Слова, ворочавшиеся в голове половинками букв, вдруг, повинуясь воле, сложились в молитву, изменив и обрушив тьму вокруг. Путешествие от цифр к словам и обратно завершено.

«Разницы нет между горем и счастьем, и ночью белые кошки чёрны. Нет разницы в прошлом и настоящем, различий в безмолвии и говорящем — ангеле, чёрте. Усвоив твёрдо, что мир незыблем, у всех интересы, мы быстро растем из бесёнка в беса. Нет разницы в чёрном и белом — завеса, занавес, ах, как не вовремя, нелогично, не к месту, ещё мы не поняли, где же повестка – не вручена, не пришла по почте, свалилась на голову, как нарочный. Нет разницы в цвете, сомненьях и свете, у всех обездоленных и принцессы конец одинаков, и жизнь скоротечна, как атом. Здесь мелко, песчаные взвеси, и рыбу, и души в мутной воде ловят и ловят, спасенье – на дне, а будни немы, как наречье чужое. Вчерашних друзей превращают в изгоев, не выспаться и не дождаться привета, мы ставили на кон, а выпало это, мы ставили на кон – а выпало это. Нет разницы – в этом и есть все ответы, только они ни к чему не пришиты, их на парад не надеть. Вы квиты, мы много грешили, мы будем стараться. Нет разницы, братцы, нет в ризнице братцев, я думаю, люди не хуже, чем Франция или Италия, что флагом одеты, и виновата во всём лишь компания, плохая компания в тёмном и светлом. Наш компас сорвался с петель и катушек, и голос у совести нынче простужен. Мы ставим точку в спорах без правил, мы знаем, где правда. Быстрее валим!» — кричит на атасе толпе бес скукоженный. И я ковыляю к нему, заторможенный мыслью, что разницы нет между белым и чёрным, свободным, рабом или заключённым. Но разница есть между светлым и тёмным, и светлый висит на кресте Спасённым…»

Между вороном Юрой и Гульбакаром возникла огненная трещина. Она росла, превращаясь в разлом. Часть раскалённой лавы зацепила крыло птицы. Юру обдало жаром, как в парилке крутой пар обжигает лицо. Жар полз, карабкался вверх, меняя сущность, до тех пор, пока Юра из ворона не стал духом и голубем.

— Как хочешь, смертный! – недвижимой скалой прокричал, прогрохотал с противоположного берега Гульбакар. – Как хочешь! Моё дело было маленькое – предложить.

Сходилось. Всё сходилось. Даже то, что в этой дикой стране нашёлся вертолёт на ходу, и то, что экипаж вертолёта знал дело, а он, Серж, плевать хотел – бояться лететь на «стрекозе», своей ровеснице.

Итак. Первое. Изобретатель, непостижимым образом не оставивший следов, сбежавший из клиники в Ризге, снова обнаружен – окровавленным, в сотне километрах от Венденбаума – и с минуты на минуту будет доставлен в клинику. Указания, чтобы его привязали (да хоть гвоздями прибили, лишь бы не забили насмерть и берегли, как зеницу ока), Зане даны. Второе. Лодка, угнанная в рыбацком посёлке, обнаружена где? Верно. В городском парке. От неё уходили в город следы взрослого и ребёнка.

Таким образом, nota bene: по предварительному сговору мистер Антон и мистер Юрий стремятся в портовый город, имеющий паромное сообщение с Европой. При этом в руках у одного – изобретение другого. В задаче спрашивается: зачем, с какой целью они это делают?

Задачник предлагал три варианта ответов. Первый: быть может, речь идёт о получении Нобелевской премии по литературе на площади поэта Петерса? Второй: ребята решили сыграть в популярную игру «Поймай лысого», в которой лысым становится любой, кого обреют в конце. Третий: мистеры Ю и А давно прочухали и сейчас попытаются самостоятельно сбыть в Европе его, Консультанта, собственность. А такой самостоятельности Серж не любил. Как только возможно – не спросясь, бесстыдно транжирить практически его деньги? Безнаказанно ломать судьбу? Так просто это никому до сих пор не сходило с рук. Не сойдёт и сейчас.

Консультант откинулся на спинку сидения и улыбнулся.

следующаяпредыдущая

Добавить комментарий

comments