Вадим Авва

Гульбакар. Глава XXV

«Нам не нужно, чтобы вы знали язык. Нам нужно, чтобы вы знали своё место»

Тупис Поделис, галийский политик.

Гульбакар не хотел становиться светом. Бессмысленная суета. Холод, тьма, статика. Бессердечность. Линия на экране монитора ровная. Равнина, покой – полный, абсолютный в действительном значении слова «абсолютный». Судьба «камня Юра» не волновала его. Камня ли, ворона ли? Гульбакар знал: белое станет грязным, а грязное – чёрным. Нужно ждать. Ждать – это и есть жить. Ждать закат. Для кого он наступил – для них смысл обретён. И он будет лежать, пока очередной ворон не упадёт рядом камнем, и тогда спросит: в чём твой смысл, друг?

Движение приводит к свету или к тьме. Чаще и к тому, и к другому. Ведь так? Новый камень молчал. Гульбакар знал ответ. Камень складывается к камню, и растёт стена. И мир – стена, где каждый кирпич – пробка, а кирпич лежит к кирпичу, чтобы не вставить клин и не расшатать. Но Гульбакар, в отличие от камней, знал большее. Есть скорость, при которой к свету не прилипает грязь. Скорость, при которой исчезает время. Скорость, имя которой – «свет». Скорость света – стабильность и покой, обратные тьме. Гульбакар знал. Но не говорил.

Зачем? Эти камни должны сами найти ответ, и кто не спрятался – он не виноват. Да, камень может стать вороном. И всегда – ворон может стать камнем. Зачем же становиться светом? В чём смысл покоя с обратным знаком тепла? Гульбакар не знал. А он никогда и никому не давал советов, суть которых не понимал до конца. Гульбакар не стремился к знанию. Знания есть печаль, скорбь. Имя скорби – Гульбакар. Он не хотел познавать себя. Лень.

следующаяпредыдущая

Добавить комментарий

comments