Вадим Авва

Письма прошедшего времени. Письмо тридцать восьмое…

post-1-0-58447200-1344294386
Агук и лето

Здравствуй, Котёнок, про тебя рассказывают, что растёшь и зачем-то делаешь это вверх. Радостными рафинадными кусочками проклюнулись зубки. Ты овосьмидесятидвухсантиметрился. Как же здорово, что тебя распирает во все стороны! Какое удовольствие говорить с тобой пока ты агукаешь на великом языке Агук, что топит сердце.

Скучаю по тебе и твоей милой маме, насколько это возможно сильно. Как принято у благородных мужей, ты бережёшь преданные сердца и собираешься в дорогу.  Постой, перед отъездом необходимо кое-что рассказать о лете, первом в твоей жизни.

Лето, как и любимую девушку, всегда ждут. Грезят о нём, тоскливыми дождями осени и на зимнем ветру, когда не пришёл троллейбус, а паршивец мороз уже забрался под небрежно запахнутый плащ и тонкие, не по погоде брючки. И там под одеждой начал творить своё «грязное дело». Ну, давай покрывать тело синими, как иней, пупырками, накликая противный грипп. Лето ждут мартовской позёмкой, угадывают сквозь апрельское солнышко, чертыхаются о нём в холодные дни мая, и вдруг — о, радость! — наступает июнь, выстраданное, долгожданное счастье.

Не торопись. Мы живём в Прибалтике, Котёнок. Лето не обрушивается на нас всепронизывающим, вездесущим, испепеляющим мечом зноя, как в Турции. Нет. Оно прокрадывается неслышно, как нашкодивший  ребёнок, только что во дворе порвавший новую, купленную вчера майку и теперь тихо-претихо, в ожидание кары, вечность, не меньше, открывающий дверь в квартиру. В июне мы в недоумении рассматриваем календарь. Там написано – лето. Но на наших плечах плащи, в руках зонтики, в квартирах сырость, а столбик термометра упрямо застыл на отметке в пятнадцать по Цельсию и не поднимется выше. Настаёт время камлать.

Переодеваемся в белые майки и босоножки. Девчонки сводят с ума стройностью и мини-юбками. Ходим грозя небу синими от прохлады губами: мол, врёшь, одолеем. И точно. Поморосив недели три, опрокинув в ночь Янова дня последние, из стратегических запасов, ушаты воды, капризный и комариный июнь склизкой жабой забирается от нас прочь под дальние лопухи забора.

Лето. Пришло лето…. Тёплые дожди, ласково смывающие потный зной и пыльцу сосен, запах земляничного леса, радость кукушки и грозы, грозы, грозы. Когда вырвавшись из липкой Риги, можно засунув ноги в шлёпанцы,  рвануть на пляж, презирая и сочувствуя всем, живущим вдали от большой воды. А запах скошенной травы? На что променять его? Безумное стрекотание кузнечиков, сопение больших летних жуков и мелькание ласточек, чутких и стремительных, словно они летучие мыши. Лето это рок-н-рол и Элвис Пресли. Беззаботность без края. Заразное, безнаказанное счастье.

Лето — дом полный гостей. Если весна — предчувствие, увертюра, в которой сердце потихонечку начинает выпрыгивать из трусов от того, что  вот-вот, секундочку и начнётся оно, неизведанное, но долгожданное будущее. Зима – эпоха  безвременья, когда дом незримо копит силы, чтобы начать жизнь сызнова. Осень – пора большого выдоха, когда обессилев от летнего гама и суеты душа алчет, требует одиночества и тишины. То, когда они проходят… И дремота осени, и зимний сон, и неистовый будильник весны, в нашу жизнь на полном ходу вкатывается шумный, суетливый, хлопотный, тёплый и вседозволенный Его Величество Разгуляй-Лето. Праздник с большой  буквы Ры.

Но день за днём палящее солнце добавляя в нас частичку жары, оплавляет разум. Мы возмущаемся, потрясая кулаками небу кричим: Хватит! Идиот, ты слышишь? Хватит! Прикрути фитилёк! Нет сил терпеть! Что ж, творить и нарываться на глупости  неотъемлемое право человека. Небо услышит нас. И…

«Кошмар» кончится, не успев, толком начаться. В конце июля ливни смоют жару. Взойдёт в силу август. Станут тёмными ночи, утренний туман превратится в плотное белое одеяло, начнёт затихать лес, только цикады, поминая июль, будут верещать долго, до сентября, из последних сил, защищая тепло. Небо, вдруг, сделается голубым-голубым и прозрачным, как глаза старика, паутинки засеребрят воздух, зацветут астры, начнётся школа. Вот и всё. Прошёл ещё один год. Впереди долгие проводы и зима…

Летний дождь-1

Так как же?! Где же?! Зачем?! Пролетело, сожглось — быстро и бестолково, а мы ещё и не начинали, не жили. Но ведь неправда. Ведь было! Было. И обжигающий пятки песок, и волны барашками, и клубника, и холодный, от пуза, суп. Острый запах соснового леса, слепой дождь, радуга, тёплые лужи, уха на закате, руки любимой, колкое сено. Было и.., даст Бог, будет ещё. Ты прав, Котик, настоящее лето, как и полное счастье, не наступит. И толку ждать? И не надо… Купи билет и приезжай! Захвати маму.

Вечером, когда нехотя за горизонт свалится солнце и утащит за собою жару, мы поставим твою коляску в сад, усядемся на террасе и будем болтать, болтать, болтать ни о чём. О юности, о нас, о родных, тебе и прочих знакомых. Будем строить планы и сочинять жизнь. Разглядывать невидимые в июле звёзды, потягивать из бокалов, сработанных из тончайшего венецианского стекла, французское, к примеру, вино. Нам будет хорошо и покойно. Мы будем улыбаться лету, а лето — нам.

Пройдёт год или пятнадцать… Настанет другое лето. Только твоё. Ты влюбишься, запомнишь его на всю жизнь. И может быть расскажешь об этом мне.  Потому что лето всегда равно радость и счастье. А ими легко делиться.

Лето – короткое, как вздох, отчаянное, как жизнь и тёплое, как любовь. Твоё, моё, их, наше Лето. Впрочем, это будет иная история, а пока бери «ноги в руки» и.., приезжай,

28946_2009041021

твой д.Вадим, в 2009ом,

в Асари, Юрмала

предыдущееследующее

 

Добавить комментарий

comments