Вадим Авва

Письма прошедшего времени. Тридцать шестое…

180px-Coat_of_arms_of_Leipzig.svg
 Подорожная песня.
    Котя, я волнуюсь. Через три дня толстый, словно обрезанная сигара, лайнер махнёт серебристым крылом и понесёт меня навстречу тебе. Какой выйдет наша первая встреча? Ты будешь радостно улыбаться или капризничать, плакать, морщиниться, делать ртом расплющенную букву О? Мне дадут тебя на руки? Ты от всего этого, разумеется, разволнуешься и ночью не дашь спать маме.Люди, Константин, мало что делают в простоте. Вот и мы: сперва покроем расстояние в 1100 километров, чтобы приземлиться в одном из аэропортов твоего чудесного города. Казалось бы, от встречи нас будут отделять минуты, учитывая берлинские, а не рижские, не говоря уже о московских, пробки. Но было бы малодушием идти друг к другу таким не интересным, примитивным путём. Нет, котёнок,- три тысячи мясорубок! — ёще раз нет!В тот же день наша группа, состоящая из пока не известных, но уже любящих тебя людей, возьмёт в аренду девятиместный мерседесовский бус, если воля Господа не определит нам что-то либо попроще. На этом достижении немецкой инженерной мысли нам предстоит покрыть 736 “с хвостиком” и ночёвкой километров, чтобы уже 7-го числа встретиться с тобой в дружелюбной австрийской деревушке, с режущим русское ухо названием Майерхоффен.

 

 По пути, с левой стороны, мы минуем Лейпциг, о котором современный интернет поведает, что здесь в мае 1998-ого профессор Фридрих Вильгельм Мор впервые в мире провёл операцию на сердце с участием робота, чем заложил основы роботохирургии XXI века. Именно в Лейпциге с 2002-ого года выпускается, по крайней мере, пока (Котя, на улице кризис) знаменитый внедорожник Porshe «Сayenne», столь ценимый монакскими пижонами, московскими автоугонщиками, тюменскими нефтяниками, нижегородскими банкирами, тольяттинскими автопромышленниками и свердловскими, простите великодушно, екатеринбуржскими бандитами. Без сомнения, столь обширный спрос вызван исключительным качеством прoдукта.

Лейпциг-12

В Лейпциге творили Бах и Мендельсон Бартольди. Дом последнего сохранился, уверяет путеводитель, в первозданном виде, в том числе и многочисленные вещи композитора, включая мебель и ноты. Повезло с родственниками. Никто не захотел возиться со старым, тяжёлым, как все человеческие грехи, дедушкиным комодом. А к исписанным бумажкам нигде, кроме аптек, нет почтения… Таким образом архаичная мебель и лень потомков донесли до нас культурное наследие композитора практически нетронутым и теперь окунают в условия нелёгкого быта, в котором существовал и творил Феликс Мендельсон.

Наследство Баха представлено в Лейпциге не так обширно. Кроме раннеготической церкви св. Томаса, в которой двадцать семь лет он вкалывал как кантор и органист, до нас дошли его музыка и его бронзовая статуя, работы Карла Сеффнера, установленная  17 мая 1908 года с южной стороны вышеназванной церкви.

Лейпцигская площадь, названная по-немецки метко — Аугустплац, растопит сердце самого чёрствого русского интеллигента начала третьего тысячелетия. С трёх сторон её окружает культура в виде зданий Лейпцигского университета, Лейпцигской же филармонии и Лейпцигской оперы. К филармонии примыкает массивная Moritzbastei – очевидно, бывшая башня городских укреплений, а ныне молодёжный клуб, где немецкая поросль с удовольствием познает жизнь через разврат и музыку.

Мой рассказ о Лейпциге, малыш, был бы неполным, если бы я не упомянул многочисленные местные ярмарки, которые, невзирая на погоду и налоги торговые люди проводят здесь аж со средних веков.

Однако, символом города стали не они, а Памятник битвы народов, установленный в честь столетия знаменитого побоища. 16 октября 1813 года вся Европа: островная Англия, рассыпанная до этого рыхлым картофелем Пруссия, коснеющая в меттерниховском маразме Австро-Венгрия, и Саша Первый, щедро платящий русским пушечным мясом за европейский status quo — набросилась на французкого корсиканца, угробив при этом за три дня то ли 110, то ли 130 тысяч живого народу с обеих сторон, и наконец его победила.

Памятник установили в 1913-ом, а через год, нет, меньше, 28 июня 1914-ого, те же, правда уже в иной комбинации: Австро-Венгрия и Германия против России, Франции и Англии — развязали новую битву. С учётом предыдущего опыта, вышло круче. Воевали меж собой 73 миллиона, почти 10 из них убили, 20 ранили, 3,5 миллиона остались калеками. Вот и выходит: чем кручи почести прошлым «победам», тем ближе новые разрушения

Но пока ты «читаешь» этот текст, мы уже проехали Лейпциг, он же Липск, город под липами, так называлось это славянское поселение в девятом веке. Так что в каком-то смысле это твоя этническая родина. Наверняка, понравится тебе и лежащий на западной окраине города зоопарк. Ему сто пятьдесят лет, но, главное, здесь находится крупнейший в Европе вольер человекообразных обезьян, где их изучают «головастики» из института эволюционной антропологии имени Макса Планка. Нам, Котя, просто необходимо кого-нибудь изучать, чтобы занять мозг и руки, ибо если их предоставить себе.., мне страшно…

А немецкий автобан поёт колёсам упругую песню. О, Лейпцигщина! Ты уже за холмом… Впереди, на 407-ом километре, затаился Нюрнберг. Интересно, какой он?

 

 д. Вадим, уже в 2009-ом,
в Асари, Юрмала

Добавить комментарий

comments