Засветились русские журналисты Андреев и Петропавловская, националист Лацис, премьер Добровский и многие, многие — несть им числа. Общая суть всех высказываний: депутат Сейма должен знать латышский. Незнание есть неуважение по отношению к своим избирателям и прочее. Непонятно лишь, о чем спор и отчего удивление?

Чем причитать и горлопанить: «держи вора!», давайте-ка зададим лучше ставший сакраментальным вопрос: Who is mister Kravcovs? И, поразмыслив, ответим, что депутат Кравцов, его жизненная позиция — это и есть результат той политической системы, что сложилась в стране за последние двадцать лет.

Надо прямо признать, что г-н Кравцов — человек незаурядный. В конце-концов из всего населения, имеющего у нас право избирать и быть избранными, а это более миллиона, депутатами становятся лишь сто человек. Конкурс на место вполне приличный. Посмотрите, какой ажиотаж и скрежет зубовный стоит в партиях, когда формируются партийные списки на очередные выборы. Каждый хочет попасть в первую тройку, да повыше. Не подходи, затопчут. Наш же герой смог избраться и сделал это уверенно.

Он не возник из ниоткуда. В Лиепае его знают многие. Он человек известный, работал в городской думе, пользуется уважением. Разве бесталанного идиота и вруна будут так долго поддерживать избиратели? Давайте спросим себя честно: мог ли г-н Кравцов выучить латышский язык? И честно же ответим: мог. Он мог, но не захотел. Потому что человеческая гордость г-на Кравцова была унижена. Это случилось тогда, когда отцы-основатели Атмоды кинули своего русского избирателя. Когда землю, которую еще вчера этой избиратель считал своей, объявили чужой, враждебной ему, когда с ним стали разговаривать с позиции силы. Речь сейчас не о том, были ли для этого основания. Может, и да. Речь о том, что действие вызвало противодействие.