Осень страны и природы на этот раз совпала чудесным образом. Листья падают вслед за социальными пособиями. Граждане и неграждане подобно птицам устремились на юго-запад, оставшиеся готовятся к суровой зиме. Как лось из анекдота, страна с похмелья пытается утолить жажду после вчерашнего праздника, в то время как охотник-кризис выстрел за выстрелом расстреливает ее в упор.

«Я пью, пью, а мне все хуже и хуже», — недоумевает власть. Кредиты приходят, лучше не становится. Почему же так? Ответ должен быть ясен и краток: в Латвии нет серьезного конкурентоспособного производства, которое позволило бы в условиях кризиса сохранить, а так как любой кризис — это время возможностей, то и поднять численность занятых, обеспечив им при этом достойную зарплату.

Рабочее место, производящее товарный продукт — вот первооснова экономики. Оно дает человеку возможность нормально жить, растить детей, помогать родителям. Оно приносит государству — налоги, а бизнесменам — платежеспособный спрос. Разве поступающие в страну сегодня средства тратятся на создание рабочих мест? Нет. И опять мы получаем новые резонные вопросы…

Скажи мне кто твой друг, и я скажу все…