Вадим Авва
banner

Monthly Archives: Октябрь 2009

Сон разума…

hp photosmart 720

Это страх латышской нации перед русским реваншем.
Этот страх создал систему, при которой, что бы ни делали латышские политики со своими избирателями, они ненаказуемы. Потому что в случае чего на щит поднимается вечное и всегда работающее: шухер, русские идут! Как говаривали о Сомосе американцы: пусть он сукин сын, зато он наш сукин сын. То же думает латышский электорат о своих представителях. А такие, как «политик экстра-класса Жданок», своим лексиконом и неуклюжестью (выразимся вежливо), вносят весомую лепту в создание специфического латвийского политического ландшафта. В результате в современной Латвии сложилась система отношений, сходная с Таджикистаном. Просто замените слово «клан» на «нация», а ум или дурость здесь абсолютно ни при чем. И потом, как любят говорить на сцене: это твоя Родина, сынок, и дура она настолько, насколько дурак ты.

Вторая банановая

1200265_original

Свободный рынок, прежде всего конкуренция равных, — честная и прозрачная. Что из этих слов относится к латвийской экономике?

Государственные монополии оградили от частной инициативы значительный сегмент рынка, прежде всего энергетику. Дотируемые государством за счет бюджета предприятия соревнуются с частником. Взгляните на ту же транспортную отрасль. Не надо объяснять, как выигрываются тут государственные конкурсы и получаются крупные подряды на строительство. По странному стечению обстоятельств в них обычно побеждают спонсоры политических партий или связанные с ними компании. Исключения крайне редки. Лоббизм (или глупость) привели к сильному перекосу на рынке торговли топливом.

Бабье лето Второй Республики…

768

Осень страны и природы на этот раз совпала чудесным образом. Листья падают вслед за социальными пособиями. Граждане и неграждане подобно птицам устремились на юго-запад, оставшиеся готовятся к суровой зиме. Как лось из анекдота, страна с похмелья пытается утолить жажду после вчерашнего праздника, в то время как охотник-кризис выстрел за выстрелом расстреливает ее в упор.

«Я пью, пью, а мне все хуже и хуже», — недоумевает власть. Кредиты приходят, лучше не становится. Почему же так? Ответ должен быть ясен и краток: в Латвии нет серьезного конкурентоспособного производства, которое позволило бы в условиях кризиса сохранить, а так как любой кризис — это время возможностей, то и поднять численность занятых, обеспечив им при этом достойную зарплату.